Обстановка, если можно сказать, остается стабильно напряженной. Приближается очередная важная дата – выборы в американский Конгресс 8 ноября. В зависимости от их результатов что-то изменится, но сами результаты пока трудно предугадать. Уж слишком много факторов на них могут повлиять, причем, не только внутренних, но и внешних.
Впрочем, программная речь президента на пленарной сессии Международного дискуссионного клуба «Валдай» создает качественно иной фон. Пусть в достаточно общем плане, но миру предложен образ возможного будущего – для одних желаемого, для других – совершенно неприемлемого. В любом случае, это и ориентир, и своеобразная точка отсчета.

Экономическая часть этого выступления содержит, прежде всего, предложение о создании новой международной торговой и финансовой системы. Действующая «Ямайская» модель, основанная на долларе и других резервных валютах, себя исчерпала и скомпрометировала. Это было понятно уже в 2020-2021 гг., когда США и другие западные страны вбросили в экономику и финансовый сектор ничем не обеспеченные триллионы, вызывав скачок инфляции в глобальном масштабе. Вполне вероятно, что в ближайшие месяцы произойдут новые потрясения. Мировой рынок стали здесь выступает одним из индикаторов. Относительная стабильность, наблюдавшаяся в сентябре и начале октября, сменилась понижением. Стоимость листового проката в Европе и в странах Восточной Азии за последние две недели сократилась примерно на $50-60 за т. В частности, базовые цены на горячекатаный прокат в ЕС опустились до 650-680 евро за т EXW, самого низкого уровня с января 2021 г., а китайские рулоны в третьей декаде октября продавались во Вьетнам по $520-530 за т CFR, что представляет собой минимальную отметку почти за два года.

Причин у такого понижения несколько. В первую очередь, рынки ощущают недостаток спроса. Европейская экономика в значительной мере парализована. Правительства ряда стран ЕС пообещали потребителям снижение цен на природный газ и электроэнергию, но пока не придумали, как именно это сделать. Поэтому там сохраняется неизвестность и неопределенности.

Проблемы испытывает в последнее время и китайская экономика. Росший много лет спекулятивный пузырь на национальном рынке недвижимости сдувается, а это тяжело и больно. По итогам первых трех кварталов 2022 г. инвестиции в этот сектор сократились на 8,0% по сравнению с аналогичным периодом годичной давности. Причем спад имеет тенденцию к усилению.

Производство стали в Китае в сентябре возросло до максимального уровня за три месяца. Но не вся эта продукция реально востребована. Из этого вытекают падение цен на прокат в Китае до минимальных отметок с лета 2020 г. и экспортная экспансия китайских компаний. Характерный штрих: Китай, который на протяжении без малого последних трех лет выступал как крупнейший импортер заготовки в мире, в октябре 2022 г. превратился в ее экспортера.

Здесь в пользу понижения цен сыграл еще один фактор – валютный. В третьей декаде октября курс юаня по отношению к доллару на короткое время опустился до самой низкой отметки с 2008 г. Японская иена вообще ослабела до минимального уровня с 1990 г. А дешевые валюты – это конкурентоспособные экспортные цены.

Впрочем, сам по себе валютный фактор, пожалуй, имеет вторичный характер. В его основе лежит повышение процентных ставок в США, а с недавнего времени – и в Евросоюзе. Конечно, при нынешней инфляции в западных странах, достигающей 8-10%, эти ставки отрицательные, но для западного бизнеса, с 2009 г. привыкшего к почти бесплатным кредитам, это настоящий шок.

Сейчас западные страны, эти «владельцы» мировых резервных валют, стоят перед выбором. Учебники говорят им, что для дальнейшей борьбы с инфляцией надо поднимать ставки еще выше. Но это гарантированно приведет к углублению экономического спада. Даже относительно благополучные США, которые подняли всю бучу и имеют с нее конкретный профит, столкнулись с падением в строительной отрасли и повышенным риском корпоративных банкротств. Рынок стали не даст соврать: ее производство в США все сильнее отстает от прошлогодних показателей, а цены на прокат и металлолом с лета постоянно снижаются.

Проблема в том, что нынешняя инфляция имеет не монетарный характер. Ее основные творцы, как отметил президент в своей речи на Валдайском клубе, – это, во-первых, безудержная эмиссия 2020-2021 гг. а, во-вторых, разбалансированный энергетический сектор. Сокращение инвестиций в уголь, нефть и газ под давлением «климатического» лобби сделало свое «зеленое» черное дело, спровоцировав реальный дефицит энергоресурсов. Правда, именно в октябре 2022 г. цены на нефть, уголь, сжиженный и трубопроводный газ на европейском и мировом рынке упали, а европейские тарифы на электроэнергию вернулись почти что к докризисному уровню. Но здесь просто сложились благоприятные для потребителей обстоятельства. Относительно теплая и ветреная погода в Западной Европе снизила спрос на газ и увеличила выработку электроэнергии на ветростанциях. За лето и осень европейцы, платя втридорога и вдесятеродорога, заполнили свои газохранилища. Завершение этого процесса, пришедшееся на октябрь, тоже дало изрядное сужение спроса на газ.

Однако зима все равно на пороге. И когда в Европу придут холода, цены на энергоносители опять подскочат вверх, а правительствам придется в полной мере вводить экономию газа и электроэнергии. У металлургических компаний снова вырастут затраты, а на повестке дня встанет вопрос о возвращении цен на прокат к прежним высотам. При отсутствии существенного спроса, да…

Тогда перед западными правительствами встанет выбор. Они могут продолжить борьбу с инфляцией и вводить драконовские меры по экономии энергии. В таком случае экономический спад в мире усилится, а цены на стальную продукцию продолжат снижение. Уже до такой степени, что некоторые поставщики окажутся выбитыми с рынка. Второй вариант заключается в том, чтобы вернуться к эмиссии денег. Это повлечет за собой новый скачок цен на все ресурсы.

В общем, и в том, и в другом случае у «незападного» мира возникает серьезный стимул для того, чтобы окончательно отвязаться от «токсичных» долларов в расчетах хотя бы между собой. Правда, создание альтернативной международной финансовой системы – процесс не быстрый. Да, пожелания и общие принципы названы, но их превращение в конкретные работающие механизмы, очевидно, потребует немало времени. Во всяком случае, российские банки решают проблемы с международными платежами и трансферами уже восемь месяцев, и эта работа, очевидно, еще далека от завершения. Впрочем, как утверждает китайская мудрость, даже самый долгий путь начинается с первого шага.

Российская экономика, по словам президента, в целом адаптировалась к санкциям. Хотя в частностях, безусловно, еще остается много проблем. Экспорт, импорт, зарубежные станки, комплектующие, оборудование – все то же и все те же. И работы здесь еще не на один год.

Можно отметить и другие трудности. Так, заметно просел потребительский рынок. Производство автомобилей, холодильников, стиральных машин сократилось примерно вдвое по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но нигде не видно дефицита и ажиотажа. Нет ощущения общей нехватки промышленного оборудования, грузовиков, железнодорожных вагонов. Инвестиционный спрос съежился так же, как и потребительский. Будет ли он восстанавливаться параллельно с предложением? Вопрос…

И снова посмотрим на российский рынок стали как на экономический индикатор. Во второй половине октября заметно подешевела арматура. Некоторые компании резко сбросили цены на сварные трубы общего назначения. На споте, похоже, дошел до крайней точки подъема листовой прокат, в дальнейшем он, очевидно, будет опускаться.

При этом многие участники рынка говорят не об избытке предложения, хотя он определенно имеет место быть, а о недостаточном спросе со стороны строителей, машиностроения, ЖКХ, малого и среднего бизнеса. Причем этот спад имеет под собой не только сезонные корни. Да, резко увеличила спрос на металлопродукцию оборонная промышленность. Но ее доля в российском металлопотреблении – не более чем единицы процентов, да и продукция ей нужна, как правило, не рядовая.

Впрочем, особых причин для уныния в настоящее время нет. Есть логика текущего момента, и она порой требует нелегких решений. Но вместе с ней есть и конечные (хотя, безусловно, промежуточные) цели, к которым нужно стремиться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

×